Купить столик для лампы Theodore Alexander от компании День и ночь
Более 5600 товаров в наличии Бесплатная доставка Подарочная упаковка Возможность «примерки»

АЛЛА ЭБЕЛЬ. Бельгийский дневник

Интерьерные выставки бывают международные и национальные, рас-крученные и не очень. Самые крупные — Милан, Париж, Кельн — таквелики, что работать на них — настоящее испытание для ног и нервов,которое исключает всякую возможность путешествия с удовольствием. В этот раз Алла Эбель отправилась на выставку в Брюссель под красивым названием ALL4HOME, охватывающую бельгийский рынок интерьерных аксессуаров, что позволило за три дня не только сделатьновогодние заказы на стендах партнеров, но увидеть праздничный Брюссель и внимательно обойти Королевские музеи изящных искусств.

Суббота. Fete de patrimoineПервой неожиданностью Брюсселя сталиогромные пробки по дороге из аэропорта. Наулицах царило оживление, всюду наблюдалисьгрузовички под разгрузкой, палатки и скопления людей. Водитель такси яркой арабской внешности ругался и нетерпеливо сигналил, нона вопрос, нет ли какого праздника сегодня, от-ветил уверенно «нет». И ошибся: праздник был,и очень значительный — день историческогонаследия, Fete de Patrimoine. Может, не знал.А может, не считал праздником день, когда бельгийцы вспоминают свою историю? Бесконечные торговые ряды,а в них пиво, шоколад и вафли.Пиво, очень вкусное, светлое, темное, фруктовое, ягодное, вместо винотек — пивотеки, в которых 300, 400, а то и 500 сортов. Шоколадным брендам по двести лет, их витрины и ярмарочные лотки — произведение декораторского искусства и триумф маркетинговой фантазиив одном флаконе. Думать, что бельгийская свежевыпеченная вафля — это десерт, было бысерьезной ошибкой. Порция размером 30 на10 см, обильно политая сливками, шоколадом, джемом по количеству калорий однозначно обгонит обед и ужин вместе взятые.Невероятно громкое и яркое праздничноешествие под громкие барабаны знаменитых Жиллей в костюмах национальных цветов Бельгии — оранжевого и черного. Мужчины,молодые и старые, худые и не очень, с набитыми соломой горбами, в поясах с бубенчиками (apertintaille) и в увенчанных страусиными перьями великолепных головных уборах высотойдо 1 метра, отбивают деревянными сабо ритмпо брусчатке и раздают восторженной толпеапельсины из своих корзинок. Их выход —традиционная часть бельгийского карнавала, и апельсины здесь совсем не случайны — это символ правящего домагерцогов Оранских.Воскресенье. Магритт и Брейгель «Почему вы приехали делать заказы в Брюссель?», — постоянно спрашивали меняна выставке. Честно? Давно мечтала посмотреть Музей Рене Магритта, это одиниз моих самых любимых художников, невероятно загадочный. Зимой в нашем музеесовременного искусства выставлялись еголитографии, но живописные работы — это совсем другое дело, и я надеялась, что стоит их увидеть — и все станет понятно. Воти Сальвадор Дали считал Магритта самым «учебным» сюрреалистом, и действительно, манера письма — очень ясная, предметыизображены четко и понятно: яблоко такяблоко, небо так небо, человек в котелке — ну он точно в котелке. Однако чтоозначает их присутствие и взаиморасполо-жение на картине, ясно далеко не всегда...

«С’est ne pas une pipe», «Это не трубка», — такзвучит название самой известной картины Ма-гритта, на которой нарисована-таки куритель-ная трубка. Предмет, его изображение и слово,которое его обозначает, — это три разныевещи, а вовсе не одно и то же, вот основнойэстетический принцип художника. А названияего работ — настоящая загадка, и выяснилось,что их придумывал не Магритт: раз в неделюна «Вечеринке названий» у него собирался кружок брюссельских интеллектуалов, которые набрасывали свои варианты, из которых Магритт и выбирал лучший (видимо, самый малопонятный). На живописных полотнах егопрекрасное небо оказалось еще ярче и еще театральнее. И сам город, с утра серый, придавленный низкой серой облачностью, на выходеиз музея вдруг решил показать мне настоящеемагриттовское небо, раздвинул тучи, словно занавес, и ритмично развесил на ярко-голубом заднике барашковые кучевые облака. Абсолютно неподвижные, будто приклеенные или нарисованные, они висели на своих местах вседва часа, пока я гуляла по городу.Конечно, было хронологически неправильно сначала бежать к Магритту, а потом — на пять веков назад — к Брейгелю. Вернее,к Питеру Брейгелю-младшему, посколькув династии Брейгелей насчитывалось более 10 художников! В Королевском музее Брюсселя более десяти его картин, и на каждойиз них — сотни персонажей. Перед работой «Перепись в Вифлееме» я простояла час, предаваясь самому увлекательному занятию — разглядывать, кто там чем занят: они тащат что-то в корзинах, разделывают дичь и жарятее на сковороде, везут на тележках хворост, дерутся, обнимаются, танцуют...От Брейгелей — к Лукасу Кранаху с парным ростовым портретам Адама и Евы, потомк Якобу Джордану и его фламандским лицамс тяжелыми подбородками, лежащими на прекрасных детальнейшим образом выписанных кружевах, потом к Рембрандту... Уйти из этогомузея по своей воле невозможно, оттуда выползаешь, когда тебя полностью оставляютсилы. Понедельник. Выставка интерьерногодекора All4HOME Бельгийцы традиционно хорошо и каче-ственно умеют подбирать и продавать декордля дома как в современном, так и в классиче-ском стиле. Выяснилось, что с самыми круп-ными и интересными поставщиками декорамы уже давно знакомы и успели не раз по-работать, только заказы делали на международных выставках в Париже или Лондоне. Конечно, Брюссельская выставка скромнее, зато выставочный комплекс очень необычен. Центральное здание напоминает по стилю нашсталинский ампир. Оно построено в форме зиккурата (так называлось многоступенчатое культовое сооружение у шумеров), на фронтоне которого стоят мускулистые фигуры, очень похожие на сталеваров, рабочих, колхозниц и прочих персонажей эпохи нашего развитого социализма. Из новинок, найденных на выставке, стоит отметить прекрасную классическую компанию Decoratiff с подарочными чашками, бульдожками и совятами в шапочках, петухамиарлекинской расцветки, год-то ведь наступает петушиный. Из модных сочетаний — цвет пыльной розы с серым и бежевым, La vie inrose, как пела Эдит Пиаф. Шикарный декорв стиле нуар с серебряными этническими элементами. Ну и вечный новогодний красно-зеленый шотландский килт, видишь такой декор на этажерке, а в ушах сразу же Jingle bellsи «Елочка, зажгись!» из детского садика. Еще одна замечательная новинка — вещи с этноколоритом, интересный интерьерный свет с абажурами из вторично переработанного пластика от Joly, табуреты и сундуки. Эти вещи для тех, кто любил захаживать к намв «Звезду Востока», кого манят восточная экзотика и запахи специй и сандалового дерева. Самое трудное на выставке — это сосредоточиться и сделать выбор, когда вокруг столько прекрасных стендов и интересных вещиц. Всем нравится разное, как говорил Козьма Прутков: «Тебе и горький хрен — малина. А мне и бланманже — полынь!». И угадать выставочному байеру нужно за всех, попасть впотребности так, чтобы колокольчики новогодние зазвенели у каждого... И коллекция продалась, а вещи радовали и не были слишком дороги... Я надеюсь, что так все и случится, Новый год же! И что же все-таки такое это бланманже?

Блог >